catpad

Categories:

Акакий Акакиевич и Золотая Рыбка

Как быстро, однако, бежит время. Вот только в июле я писал пост под названием «Бархатный фашизм». А сейчас уже, пожалуй, пришло время убрать слово «бархатный».
Мы, друзья мои, присутствуем при уникальном историческом эксперименте под названием «Что будет, если Акакия Акакиевича сделать Владычицей Морскою». Это совершенно точно будут потом изучать в учебниках истории, а мы вот имеем (не)счастье наблюдать в прямом эфире.

Вот смотрите: Сталин там всякий, Гитлер, Мао, да хоть бы тот же Лукашенко — все эти лохи своими талантами и злодействами достигали местного и мирового господства. И какой ты ни будь монстр, но ты-то про себя знаешь, что чего-то стоишь. А следовательно комплексов уже поменьше; то есть, они есть, конечно, но какого-то другого порядка что ли.

И вот представьте себе Акакия Акакиевича. Гоголь нам тут всё уже написал:
«В одном департаменте служил один чиновник; чиновник нельзя сказать чтобы очень замечательный, низенького роста, несколько рябоват, несколько рыжеват, несколько даже на вид подслеповат, с небольшой лысиной на лбу, с морщинами по обеим сторонам щек и цветом лица что называется геморроидальным… Что ж делать! виноват петербургский климат.»

И точно — петербургский климат не иначе виноват!
Но дальше Гоголь ошибся. В рассказе Значительное Лицо накричало на Акакия Акакиевича, и он от обиды и ужаса умер. А в нашем рассказе самого Акакия назначили Значительным Лицом. Смотрите как всё было:

Приплыла как-то к Акакию Акакиевичу Золотая Рыбка и говорит:
— Загадывай, Акакьич, желание.
— Мне шинельку бы, новенькую-с, — говорит Акакий.
— А хочешь вместо шинельки стать Владычицей Морскою, и я буду у тебя на посылках?
— А можно-с? — робко спрашивает Акакий.
— Можно, — говорит рыбка.
— А друзей по секции можно позвать? — говорит Акакий.
— Можно, — говорит рыбка.
— А пацанов со двора?
— Можно, — говорит рыбка.
— А соседей по лестничной клетке тоже можно?
— Можно, тебе теперь всё можно, — сказала рыбка, махнула хвостом и уплыла в синее море.

Приплывает через малое время и говорит:
— Видела в море какую-то лодку. Что там с ней?
— Она утонула, — говорит, ухмыляясь Акакий. Потому что уже стал он Значительным Лицом.
— А хочешь, Акакьич, за это злата немеряно? — спрашивает Рыбка.
— Подвози, — говорит Значительное Лицо, уже гораздо увереннее.

И была бы нефть по 10-20 как при Ельцине, спёкся бы наш Акакьич примерно через год, и вспоминали бы его примерно как сейчас какого-нибудь Черненко.
Но Рыбка обещание выполнила, и вот эксперимент в самом разгаре. И чем он закончится — неизвестно. Впрочем, есть и такой текст:
«А Перехрёстов получил телеграфом четыреста рублей и так заважничал, что его вытолкали со службы.
Хорошие люди и не умеют поставить себя на твёрдую ногу.»

А всё потому, что не читают люди классическую русскую литературу.
 

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.