catpad (catpad) wrote,
catpad
catpad

Categories:

Про дзэн

Я тут только что закончил писать "статью" про дзэн для коммьюнити all_japan в рамках "Краткого курса ваби-саби". По-моему, получилось достаточно забавно само по себе, поэтому я её из курса вычленил, чуть-чуть подправил и выставляю на всеобщее обозрение.


Дзэн
и Искусство Управления Телескопами


...Так кто ж ты, наконец ?

Из эпиграфа к "Мастеру и Маргарите" Булгакова,
в свою очередь цитата из "Фауста" Гёте.
(К чему здесь весь этот постмодернизм
выяснится в последней главе).




Глава 1. Что же это такое, наконец ?

в которой читатель узнаёт Простой Ответ на Универсальный Вопрос, а также знакомится с одним весьма своеобразным способом достичь Просветления

"-- О Глубокомысленный, -- произнес он, -- мы создали тебя, чтоб ты ответил... Мы хотим услышать... Ответ!
-- Ответ? -- спросил Глубокомысленный. -- Какой?
-- На Вопрос -- Жизни! -- выкрикнул Фут.
-- Вселенной, -- сказал Конкил.
-- И Всего Такого, -- сказали они хором.
Компьютер поразмыслил пару мгновений.
-- Круто, -- произнес он.
-- Но ты можешь ответить?
Снова многозначительная пауза.
-- Да, -- сказал Глубокомысленный. -- Могу.
-- На этот Вопрос есть Ответ? -- задохнувшись, возбужденно воскликнул Фут.
-- Простой Ответ? -- добавил Конкил.
-- Да, -- ответил Глубокомысленный. -- Жизнь, Вселенная и Все Такое. Ответ есть. Но, -- добавил он, -- я должен его обдумать.

...

Никогда больше мы не будем думать, просыпаясь утром: "Кто я? Какая у меня цель в жизни? Действительно ли имеет значение, если мыслить масштабами Вселенной, если я не встану и не пойду на работу?". Потому что сегодня мы, наконец, услышим раз и навсегда четкий и ясный ответ на все эти нудные проблемки Жизни, Вселенной и Всего Такого!

Сорок два, -- сказал Глубокомысленный с неподражаемым спокойствием и величием."


Douglas Adams, "The Hitch Hiker's Guide to the Galaxy"


Этим отрывком можно было бы и закончить главу о дзэне. 42 - это и есть объяснение того, что такое дзэн, Жизнь, Вселенная и Всё Такое.
Здесь просто необходимо сделать небольшое обращение к читателю:

Если вы не поняли предыдущего утверждения, можете прекратить чтение и заняться своими делами - они несомненно более важны.

Если же читатель всё ещё со мной, то мы можем продолжить.

"Цель дзэна", — пишет учитель и популяризатор дзэна Дайсецу Судзуки, — "посредством проникновения в истинную природу ума так повлиять на него, чтобы он стал своим собственным господином [...]. Основная идея дзэна — войти в контакт с внутренними процессами нашего существа, причем сделать это самым прямым образом, не прибегая к чему-то внешнему или неестественному [...]. Если до конца понять дзэн, ум придет в состояние абсолютного покоя, и человек станет жить в абсолютной гармонии с природой".

Парадокс, к сожалению, заключается в том, что "понять дзэн" нельзя, ибо дзэн отрицает само понятие "ума" как механизма понимания природы дзэна. Но как же можно понять то, что нельзя понять по определению ?
И здесь нам приходится бороться с "законом исключённого третьего" и с привычной нам бинарной логикой, ибо в мире дзэна нет места бинарной логике. Не случайно дзэн стал так популярен на Западе именно в век квантовой механики, принципа неопределённости Гейзенберга и теоремы Гёделя.
Впрочем, к этому мы ещё вернёмся.

Обратимся за объяснениями к Роберту Персигу - автору знаменитой книги "Дзэн и Искусство Ухода за Мотоциклом":

"Да и нет... это или то... один или ноль. На таком элементарном различении по двум признакам построено все человеческое знание. Это демонстрируется компьютерной памятью, которая хранит все свое знание в форме бинарной информации. Она содержит только единицы и ноли -- и всё.
Поскольку мы к этому не привыкли, то обычно не видим, что существует третий возможный логический термин, равный "да" и "нет", способный расширять наше понимание в непризнанном направлении. У нас даже нет для него названия, поэтому придется пользоваться японским словом му.
Му означает "не вещь". Как и "Качество", оно указывает наружу процесса дуалистического различения. Му просто говорит: "Нет класса; ни ноль, ни единица, ни да, ни нет." Оно утверждает, что контекст вопроса таков, что ответы "да" и "нет" ошибочны, и их оба не следует давать. "Не задавай вопроса," -- вот что оно говорит.
Му становится уместным, когда контекст вопроса слишком мал для истины ответа. Когда дзэнского монаха Джошу спросили, обладает ли пес природой Будды, тот сказал: "Му," -- в том смысле, что если бы он ответил так или этак, то ответил бы неправильно. Природу Будды нельзя ухватить вопросами, требующими ответа "да" или "нет"."

В.П. Руднев в "Словаре культуры XX века" так пишет об этом:
"Можно сказать, что дзэн оперирует многозначной логикой, где нет однозначного "да" и однозначного "нет" (так же как в восточной культуре, ориентированной на буддизм и дао, нет смерти и рождения), важно непосредственное до- или после- вербальное проникновение в суть вещей — момент интеллектуального и эмоционального шока. Отсюда в практике дзэна эти знаменитые бессмысленные и порой жестокие поступки — щипки за нос, удары палками по голове, отрубание пальцев. Все это делается для того, чтобы огорошить сознание, привести его в измененное состояние, сбить мышление с привычных рельсов рационализма с его бинарными оппозициями."

Судзуки рассказывает о мастере Токусане:
"Токусан часто выходил читать проповеди, размахивая своей длинной тростью, и говорил при этом: "Если вы произнесете хоть слово, то получите тридцать ударов по голове; если вы будете молчать, то этих тридцати ударов вам также не избежать". Это и было всей его проповедью. Никаких разговоров о религии или морали, никаких абстрактных рассуждений, никакой строгой метафизики. Малодушные религиозные ханжи сочли бы этого учителя за страшного грубияна. Но факты, если с ними обращаться непосредственно как с фактами, очень часто представляют собою довольно грубую вещь. Мы должны научиться честно смотреть им в лицо, так как всякое уклонение от этого не принесет никакой пользы. Градом обрушившиеся на нас тридцать ударов должны сорвать пелену с нашего духовного взора, из кипящего кратера жизни должно извергнуться абсолютное утверждение".

И далее, пожалуй, самое важное для нас:
"Если вы открываете рот, пытаясь утверждать или отрицать, то все потеряно. Дзэна тут уже больше нет. Но простое молчание тоже не является выходом из положения. [...] Молчание каким-то образом должно слиться со словом. Это возможно только тогда, когда отрицание и утверждение объединяются в высшую форму утверждения. Достигнув этого, мы поймем дзэн".

Высшая цель практикующего дзэн - это достижение специального состояния, которое носит название "сатори" - просветление. Руднев определяет "сатори", как "интуитивное проникновение в природу вещей в противоположность аналитическому, или логическому, пониманию этой природы. Практически это означает открытие нового мира, ранее неизвествого смущенному уму, привыкшему к двойственности. Иными словами, сатори являет нам весь окружающий мир в совершенно неожиданном ракурсе. Когда одного из учителей дзэна спросили, в чем суть просветления, он ответил: "У ведра отламывается дно"."

Дональд Ричи, один из самых известных журналистов-японистов, приводит такой случай из дзенской практики:
Некий монах двадцать лет своей жизни посвятил практике дзена. Он был самым ревностным учеником в монастыре - выполнял все наказы, отказывал себе во всём, медитировал по многу часов в день - но никак не мог достичь просветления и за все эти годы даже близко не подошёл к пониманию дзэна.
Тогда, отчаявшись, он решил положить конец своему монашеству, оставил монастырь и отправился в город, чтобы начать новую, светскую жизнь. Монах пришёл в город и первым делом пошёл в весёлый квартал гейш, чтобы раз и навсегда положить конец прежней жизни.
Уединившись с гейшей в комнате, монах внезапно достиг просветления.
С тех пор он не покидал весёлого квартала и среди людей считался настоящим мастером дзэна.

Эта история лишний раз показывает, что достижение "сатори" - личное дело каждого и не может быть описано никаким алгоритмом.

В заключение приведём интересное наблюдение, сделанное Рудневым. Он говорит, что дзэн оказал очень сильное влияние на американского писателя Сэлинджера. Так, в финале повести "Выше стропила, плотники" Бадди предполагает послать Симору на свадьбу чисто дзэнский подарок:
"Мой последний гость, очевидно, сам выбрался из квартиры.Только пустой стакан и сигара в оловянной пепельнице напоминали о его существовании. Я до сих пор думаю, что окурок этой сигары надо было тогда же послать Симору — все свадебные подарки обычно бессмысленны. Просто окурок сигары в небольшой красивой коробочке. Можно бы еще приложить чистый листок бумаги вместо объяснения".



Глава 2. Родословная дзэна: Тао

в которой Жёлтый Император просвещает Сознательного, а Кристофер Робин - Винни-Пуха


"Just How do you do it, Pooh?"
"Do What?" asked Pooh.
"Become so Effortless."
"I don't do much of anything," he said.
"But all those things of yours get done."
"They just sort of happen," he said.

Benjamin Hoff, The Tao of Pooh



Древнее китайское учение Тао (или, как говорят по-русски, "даосизм") послужило началом буддийской школе Чань в Китае, которая затем превратилась в дзэн в Японии. У самого Тао, по предположениям, есть три источника:
- Мистический Жёлтый Император, "прародитель всех китайцев" (встреча с ним - через несколько строк);
- Лао-цзы (что в переводе означает "Старый Младенец") - древний китайский мудрец, создавший главную книгу Тао - "Дао дэ цзин" (Tao-te Ching - "Classic of the Way and Its Power");
- Чжуан-цзы, который больше всего известен нам своим сном о бабочке, а также тем, что написал книгу под названием "Чжуан-цзы", которая, скорее всего, и дала имя самому философу.

Таоизм называют "искусством быть в мире". В отличие от конфуцианства таоизм призывает "плыть по течению" - по пути Тао. Лао-цзы описал понятие Тао в терминах, близких к тем, какими описывается дзэн, а именно: всякая попытка объяснить Тао приводит к его непониманию.
По этому поводу Чжуан-цзы рассказывает такую притчу:

Сознательный держал путь на север, в страну Тёмных Вод. Он забрался на Незаметный Склон, где повстречал Бессловесного Ничегонеделателя. "У меня к тебе три вопроса", - сказал Сознательный. - "Первый: какие мысли и старания приведут нас к пониманию Тао ? Второй: куда нам идти и что делать, чтобы обрести мир в Тао ? Третий: откуда начать и какую дорогу избрать, чтобы достичь Тао ?"
Но Бессловесный Ничегонеделатель не дал ему ответа.

Сознательный держал путь на юг, в страну Светлого Океана. Он забрался на Гору Определённости, где встретил Говорливого Деятеля. Он задал ему те же три вопроса. "Вот тебе ответы", - сказал Говорливый Деятель. Но как только он начал говорить, сразу спутался и забыл, о чём он вообще говорит.

Сознательный вернулся во дворец и спросил Жёлтого Императора, который ответил: "Не иметь никаких мыслей и не прикладывать никаких усилий - это первый шаг к пониманию Тао. Никуда не идти и ничего не делать - это первый шаг к нахождению мира в Тао. Начать ниоткуда и не следовать никакому пути - это первый шаг по направлению к достижению Тао.

Возможно, на более современном языке Бенджамина Хоффа эта притча станет более понятной:
"Куда мы идём ?" - спросил Пух.
"Никуда" - ответил Кристофер Робин.
И они продолжили идти туда, и после того, как они прошли ещё немного Кристофер Робин сказал:
"Что ты больше всего на свете любишь делать, Пух ?"
(Конечно же, больше всего на свете Пух любил приходить домой к Кристоферу Робину и есть, но так как мы это уже упоминали, будет лучше не упоминать об этом ещё раз).
"Я тоже это люблю", - сказал Кристофер Робин, - "но больше всего на свете я люблю делать Ничего".
"А как ты делаешь Ничего ?" - спросил Пух, после долгого размышления.
"Ну, это когда тебя спрашивают "А что ты собираешься делать ?", а ты отвечаешь "А, Ничего" - и начинаешь это делать.
"А, понятно", - сказал Пух.
"Но это не имеет ничего общего с тем, что мы делаем сейчас".
"А, понятно", - снова сказал Пух.


Чтобы быть в гармонии с Тао, нужно практиковать wu-wei или "ничегонеделание". То, что не происходит само собой, не должно происходить (прочитайте ещё раз эпиграф!). В то же время, wu-wei отнюдь не означает лень и бездействие. Его скорее можно сравнить с усилиями человека, плывущего по течению реки. Гармония, которая достигается "свободным плаванием по течению Тао", приносит её обладателю мистическую силу, известную как Тe. Тe позволяет взглянуть за горизонт каждодневного восприятия в мир, где нет привычного нам разделения между противоречивыми идеями дуалистического мира.

Как видите, мы снова вернулись к отправной точке понимания дзэна: дуализм, бинарная логика - враги истинного понимания.



Глава 3. Родословная дзэна: Буддизм

в которой блестящий гусар граф Алексей Буланов идёт по стопам Будды Сиддхартхи Гаутамы и достигает нирваны

-- Жизнь! -- сказал Остап. -- Жертва! Что вы знаете о жизни и
о жертвах? Вы думаете, что, если вас выселили из особняка, вы
знаете жизнь? И если у вас реквизировали поддельную китайскую
вазу, то это жертва? Жизнь, господа присяжные заседатели, это
сложная штука, но, господа присяжные заседатели, эта сложная
штука открывается просто, как ящик. Надо только уметь его
открыть. Кто не может открыть, тот пропадает.
Вы слыхали о гусаре-схимнике?

И.Ильф, Е.Петров "12 стульев"



Повесть о гусаре-схимнике, рассказанная Остапом Бендером Кисе Воробьянинову, можно было бы назвать квинтэссенцией буддизма. Гусар-схимник граф Алексей Буланов прошёл по пути Будды-Сиддхартхи от роскоши через аскетизм до нирваны и, в конце концов, достиг просветления. Прочитайте рассказ в сокращении и сравните с легендой о Будде.

РАССКАЗ О ГУСАРЕ-СХИМНИКЕ


Блестящий гусар, граф Алексей Буланов, как правильно сообщил Бендер, был действительно героем аристократического Петербурга. Имя великолепного кавалериста и кутилы не сходило с уст чопорных обитателей дворцов по Английской набережной и со столбцов светской хроники. [...] За графом Булановым катилась слава участника многих тайных дуэлей, имевших роковой исход, явных романов с наикрасивейшими, неприступнейшими дамами света, сумасшедших выходок против уважаемых в обществе особ и прочувствованных кутежей [...]
И внезапно все кончилось. Граф Алексей Буланов исчез. Княгиня Белорусско-Балтийская, последняя пассия графа, была безутешна. [...]
Когда шум уже затихал, из Аверкиевой пустыни пришло письмо, все объяснившее. Блестящий граф, герой аристократического Петербурга, Валтасар XIX века, принял схиму. [...] Говорили, что граф-монах носит вериги в несколько пудов, что он, привыкший к тонкой французской кухне, питается теперь только картофельной шелухой. [...] Обуянный гордыней, он удалился в лесную землянку и стал жить в дубовом гробу. [...]
Время шло. Жизнь раскрылась перед схимником во всей своей полноте и сладости. В ночь, наступившую за тем днем, когда схимник окончательно понял, что все в его познании светло, он неожиданно проснулся. [...] Размышляя о том, что его разбудило, он снова заснул и сейчас же опять проснулся, чувствуя сильное жжение в спине. [...] Он поворочался до утра, тихо стеная и незаметно для самого себя почесывая руки. Днем, поднявшись, он случайно заглянул в гроб. Тогда он понял все: по углам его
мрачной постели быстро перебегали вишневые клопы. Схимнику сделалось противно. [...]
Положение ухудшалось. Через два года от начала великой борьбы отшельник случайно заметил, что совершенно перестал думать о смысле жизни, потому что круглые сутки занимался травлей клопов.
Тогда он понял, что ошибся. Жизнь так же, как и двадцать пять лет назад, была темна и загадочна. Уйти от мирской тревоги не удалось. Жить телом на земле, а душой на небесах оказалось невозможным. [...]
Тогда старец встал и проворно вышел из землянки. Он стоял среди темного зеленого леса. Была ранняя, сухая осень. У самой землянки выперлось из-под земли целое семейство белых грибов-толстобрюшек. Неведомая птаха сидела на ветке и пела соло. Послышался шум проходящего поезда. Земля задрожала, жизнь была прекрасна. Старец, не оглядываясь, пошел вперед.
Сейчас он служит кучером конной базы Московского коммунального хозяйства.

Итак, гусар-схимник достиг нирваны, испробовав разные пути. Обратимся теперь к самому Будде.

Буддизм зародился в северо-восточной Индии. Он основан на учениях Сиддхартхы Гаутамы, больше известного как Будда.
Родившись царевичем в роскоши дворца царя Шуддходаны примерно в 563 году до н.э., Сиддхартха был ограждён от ужасов внешнего мира, опекаем многочисленными слугами, а также восемьюдесятью четырьмя тысячами жён из личного гарема, значительно по этому показателю опередив графа Алексея Буланова.
Однако, выехав однажды из дворца, Сиддхартха был поражён страданиями тех, кто жил за его пределами. Тогда царевич отрешился от удовольствий материального мира и, пройдя через экстремальный аскетизм, избрал нечто среднее между пресыщением и лишениями после того, как его посетило просветление.
Сиддхарта начал проповедовать и сформулировал Четыре Благородные Истины:

1. Жизнь - это страдание.
2. Страдание вызвано непониманием людьми природы бытия.
3. Страдание может быть остановлено изучением этой природы и отрешением от материального мира. Такое избавление от страданий называется нирвана.
4. Путь, который ведёт к избавлению от страдания, называется Восьмеричным. Он состоит их восьми вещей: праведные вИдения, праведные намерения, праведные разговоры, действия, образ жизни, старание, состояние ума и размышления.

Существовал ли Сиддхартха в реальности ? За ответом обратимся к Борхесу, который в своей лекции "Буддизм" пишет следующее:
"У меня есть друг японец, дзэн-буддист, с которым мы ведём долгие дружеские споры. Я говорил ему, что верю в историческую истинность Будды. [...] Я говорю ему: "Почему бы не верить в царевича Сиддхартху, родившегося в Капиловасту за пятьсот лет до начала христианской веры ?" Он отвечает мне: "Потому что это совершенно неважно, важно верить в Учение". Он добавляет, следуя скорее фантазии, нежели истине, что верить в историческое существование Будды или интересоваться им было бы чем-то наподобие смешения занятий математикой с биографией Пифагора или Ньютона. Одна из тем для медитаций у монахов в монастырях Китая и Японии - сомнение в существовании Будды. Это одно из сомнений, которые они должны преодолеть, чтобы постичь истину."

Тот факт, что Сиддхартха изначально родился в роскоши дворца, очень важен для буддизма. Борхес пишет: "Религия Будды - не аскетизм, для него аскетизм - заблуждение. Человек не должен чрезмерно предаваться ни плотской жизни из-за того, что жизнь плоти низменна, неблагородна, постыдна и горестна, ни аскетизму, который тоже неблагороден и горестен (вспомним гусара-схимника и его клопов. - автор). [...] Буддизм предполагает, что аскетизм может оказаться полезным, но лишь после того, как жизнь была испробованна. Не считается, что следует начинать с отказа от всего. Нужно познать жизнь до конца и затем отказаться от неё."
Здесь уместно будет вспомнить японское моно-но-аварэ (см. заключительное предложение).

И, наконец, что же означает достижение нирваны ? Как говорит Борхес, "это просто значит, что наши деяния уже не отбрасывают тени. Пока мы находимся в этом мире, мы подвержены карме. Каждое наше действие определяется ментальной структурой, которая зовётся кармой. Когда мы достигаем нирваны, наши действия уже не дают тени, мы свободны".
Разумеется, понятие нирваны перекликается с понятием сатори. Буддизм, как и даосизм, стал прародителем дзэна.



Глава 4. Родословная дзэна: Бодхидхарма идёт с Запада

из которой читатель узнаёт кое-что о башмаках Бодхидхармы, а также знакомится с наиболее эффективным способом борьбы со сном


"Pooh," said Rabbit kindly, "you haven't any brain."
"I know," said Pooh humbly.

A.A.Milne. Winnie-the-Pooh


За слияние Тао (даосизма) и буддизма, а также проникновение чань (будущего японского дзэна) в Китай ответственность несёт Бодхидхарма.
Бодхидхарма (или Дарума в японской традиции) был монахом-эксцентриком и, если верить легенде, остался им и после смерти, произошедшей в 528 году. Несколько лет спустя один китаец встретил Бодхидхарму в горах Средней Азии. Он нёс посох, на котором висел один башмак. Бодхидхарма сказал китайцу, что держит путь назад в Индию. Когда история достигла Китая, монахи решили открыть могилу Бодхидхармы. В ней не было ничего, кроме одного башмака.

В этой истории нет ничего необычного, если учесть другие события из жизни легендарного патриарха. Так, известно, что когда монахи Шао Линя не захотели пустить его в монастырь, Бодхидхарма сел около стены и стал медитировать. Он медитировал в течение девяти лет, пока не прожёг глазами две дырки в стене, и тогда монахи впустили его внутрь. Говорят, что именно он впоследствии организовал школу кунг-фу в монастыре Шао Линя.

Легенда также гласит, что Бодхидхарма отрезал себе веки на глазах, чтобы не засыпать, медитируя, а когда ложился спать, клал себе на глаза чайные листья.
Вообще, членовредительство широко применялось в те времена. Некто Шонг Квонг пытался перенять мудрость Бодхидхармы и просил стать его учеником, но мастер был непреклонен. Шонг Квонг простоял целую неделю на морозе под снегом, ожидая ответа, а когда не дождался, отсёк себе левую руку и преподнёс Бодхидхарме в качестве символа своей непреклонности. Только тогда патриарх смягчился и передал знания Шонг Квонгу, который и стал его наследником.

У самого же Бодхидхармы вследствие долгой медитации, как говорят, отпали руки и ноги, и именно поэтому в Японии его кукла - Дарума - изображается в виде безногого и безрукого "неваляшки". (Эта легенда, конечно, не совсем согласуется с предыдущей легендой о том, как Бодхидхарма странствовал после смерти, да и зачем ему вообще нужны были бы башмаки, но мы сделаем скидку на древность времён и ненадёжность источников).

Бодхидхарма был двадцать восьмым наследником по прямой линии от первого последователя буддизма Касьяпы, и именно он принёс Буддизм в Китай, откуда тот и распространился дальше в Японию. Бодхидхарма официально назван Первым Патриархом Чаня (дзэна) в Китае. Борхес сообщает:
"Бодхидхарма перебрался из Индии в Китай и был принят императором, который поощрял буддизм, создавая новые монастыри и святилища. Он сообщил Бодхидхарме об увеличении числа монахов-буддистов. Тот ответил: "Всё принадлежащее миру - иллюзия, монастыри и монахи столь же нереальны, как ты и я". Затем он повернулся к стене и принялся медитировать."

Борхес не даёт нам окончания легенды, однако известно, что, когда вконец запутавшийся император спросил: "А в чём же тогда суть буддизма ?", Бодхидхарма ответил: "Пустота и никакой сути".
Одного этого достаточно, чтобы стало совершенно ясно, что мы имеем дело с родоначальником дзэна с его парадоксальными и нигилистическими ответами и коанами.



Глава 5. Родословная дзэна: Принцип дополнительности, Принцип неопределённости, Принцип дверных петель и Теорема о неполноте

в которой читателя пичкают разными принципами, и он, наконец, понимает, в чём связь между Хокусаем и квантовой физикой


"...постмодернистская мысль пришла к заключению, что все,
принимаемое за действительность, на самом деле не что иное,
как представление о ней, зависящее к тому же от точки зрения,
которую выбирает наблюдатель и смена которой ведет к кардинальному
изменению самого представления. Таким образом, восприятие человека
объявляется обреченным на "мультиперспективизм": на постоянно и
калейдоскопически меняющийся ряд ракурсов действительности, в своем
мелькании не дающих возможность познать ее сущность".

Илья Ильин. "Постструктурализм. Деконструктивизм. Постмодернизм"



В данном случае мы говорим о родословной дзэна, но не с точки зрения его прародителей, а с точки зрения потомков.

Великий физик Нильс Бор сформулировал Принцип дополнительности применительно к квантовой механике, однако этот принцип легко можно распространить и на любую другую область мышления и культуры. Принцип гласит, что физический объект, относящийся к микромиру - а мы расширим этот принцип словами "любой объект" — может быть адекватно описан только во множестве взаимоисключающих, дополняющих друг друга системах описания. Так в квантовой механике микрочастица может быть одновременно описана и как частица и как волна.



Сам Нильс Бор разъяснил свой принцип на примере, не имеющем никакого отношения к квантовой механике, но исключительно интересном именно с точки зрения нашего "курса". Побывав в Японии, Бор назвал Фудзияму "воплощением самой идеи дополнительности". Бор говорил, что только совокупность различных восприятий под разными углами и с различных позиций может передать полную очарования картину воздушных и стройных линий горы, как это сделал Хокусай в своих знаменитых "36 видах Фудзиямы", а потом в ещё более грандиозных "100 видах Фудзиямы".
Именно в этом и состоит идея дополнительности: не отдавать предпочтение какому-либо отдельному наблюдению, аспекту, стороне, свойству, а считать, что все различные наблюдения, аспекты, взгляды необходимы как взаимодополняющие друг друга элементы, дающие максимально полное в данной познавательной ситуации описание объекта исследования.

Принцип дополнительности очень часто используется в дзэнских коанах, как, например, вот в этом:
Сюдзан показал своим ученикам короткий посох и сказал: "Если вы называете это коротким посохом - вы противоречите его сущности; если вы не называете это коротким посохом - вы игнорируете очевидный факт. Так как вы это называете ?"
Мастер, очевидно, хочет сказать, что посох можно объяснить только, рассматривая как одно целое его внешнюю форму и метафизическую сущность. (О холизме речь дальше).



Русский лингвист и семиотик В. В. Налимов так пишет о Принципе дополнительности:
"Принцип дополнительности — это, собственно, признание того, что четко построенные логические системы действуют как метафоры: они задают модели, которые ведут себя и как внешний мир, и не так. Одной логической конструкции оказывается недостаточно для описания всей сложности микромира."
Как видим, одной логической конструкции оказывается недостаточно не только для описания микромира, но даже для описания посоха мастера Сюдзана.

Теперь, когда речь пошла о логических конструкциях, обратимся к теореме, сыгравшей в 20-м веке роль интеллектуальной бомбы, от радиоактивного выброса которой и взросли мутанты постмодернизма - теореме Гёделя о неполноте.
Теорема эта, доказанная Куртом Гёделем в 1931 году, сложна и изначально имеет прямое отношение к формальным логическим системам, то есть к "чистой математике". Но послушайте, что сказал о чистой математике Бертран Рассел, и вы поймёте, что дзэн здесь лезет изо всех щелей:
"Чистая математика - это предмет, в котором мы не знаем, о чём мы говорим, и не знаем, правда ли то, о чём мы говорим".
Итак, теорема Гёделя гласит, что не всякую истину можно доказать в рамках некоей системы, выстроенной по определённым правилам. Если же мы изменим правила так, что система расширится, и доказательство станет возможным, в ней сразу же обнаружатся новые истины, которые в свою очередь невозможно будет доказать в рамках новой, расширенной системы. И так до бесконечности: в попытке доказать все истины мы можем сколько угодно изменять правила игры, но само изменение этих правил вызовет рождение всё новых и новых недоказуемых истин. Какой удар для дедуктивного мышления! Как говорит В.П.Руднев: "Общий вывод из теоремы Гёделя — вывод, имеющий громадное философское значение: мышление человека богаче его дедуктивных форм."



В некотором смысле следующий коан может служить иллюстрацией к нашей беспомощности в рамках нашей системы бытия:
Однажды некий слепец навестил друга поздно ночью, и тот предложил ему фонарь со свечёй по дороге домой.
- Но мне не нужен фонарь, - сказал слепой. - Темнота и свет неразличимы для меня.
- Я знаю, что тебе не нужен фонарь, - ответит его друг. - Но если у тебя не будет фонаря, кто-нибудь другой может случайно налететь на тебя в темноте.
Тогда слепой человек взял фонарь и пошёл домой.
Внезапно какой-то прохожий налетел на него в темноте.
- Смотри, куда идёшь! - закричал слепой. - Ты что, не видишь фонаря ?
- Твоя свеча давно потухла, - ответил прохожий.
С какой бы стороны своей слепоты ни пытался незрячий изменить реальность, она всё равно напомнит ему о его слепоте тем или иным образом. Слепой изменил правила игры, но суть дела от этого не изменилась: в новой, расширенной системе "слепец+свеча" сразу же возникло новое, непреодолимое препятствие.

Принцип неопределённости, сформулированный в 1926 году немецким физиком Вернером Гейзенбергом, отлично вписывается в картину мира, уже создавшуюся у нас под впечатлением двух предыдущих принципов. Чтобы предсказать, каким будет положение и скорость частицы в какой-то момент времени, нужно уметь производить точные измерения ее положения и скорости в настоящий момент, а для этого надо направить на частицу свет. Однако, квант света внесет возмущение в движение частицы и непредсказуемо изменит ее скорость. Таким образом, Принцип неопределённости говорит о том, никаким способом невозможно одновременно и точно описать два взаимозависимых объекта микромира, таких, как например, положение и скорость или скорость и импульс частицы, потому что сама попытка измерения одной величины неизбежно внесёт изменение в другие величины.
Разве не о том же самом говорит нам и дзэн: "утверждая это, вы отрицаете это; молча об этом, вы отрицаете это" !



Итак, реальность непостижима, физический объект не может быть полностью описан, чистая математика уже не так чиста, как нам бы этого хотелось. Что же остаётся ?
В.П. Руднев цитирует знаменитого философа Людвига Витгенштейна и называет его постулат Принципом Дверных Петель:
"Вопросы , которые мы ставим, и наши сомнения основываются на том, что определенные предложения освобождены от сомнения, что они словно петли, на которых вращаются эти вопросы и сомнения. [...] То есть это принадлежит логике наших научных исследований, что определенные вещи и в самом деле несомненны. [...] Если я хочу, чтобы дверь вращалась, петли должны быть неподвижны".
То есть, для того чтобы сомневаться в чем бы то ни было, нечто должно оставаться несомненным. Что же остаётся несомненным для дзэна ? Это звучит парадоксально, но для дзэна несомненным остаётся именно отсутствие всякого сомнения, ибо сомнение подразумевает обдумывание. Можно было бы назвать это "Первым Принципом", но о нём речь в следующей главе.



Глава 6. Изм, Постмодернизм и "Первый Принцип"

в которой всё окончательно запутывается

"Rabbit's clever," said Pooh thoughtfully.
"Yes," said Piglet, "Rabbit's clever."
"And he has Brain."
"Yes," said Piglet, "Rabbit has Brain."
There was a long silence. "I suppose," said Pooh, "that that's why he never understands anything."

A.A.Milne, Winnie-the-Pooh



Из всего сказанного становится ясно, что дзэн - это некая предтеча постмодернизма. Удивительно то, что дзэн, возникший за тысячи лет до постмодернизма и модернизма, предвосхитил многие из понятий и основ всевозможных "измов", за что и заслужил название Изм, которое дал ему Даглас Хофштадтер, о чём несколько позже.
Исследователь постмодернизма Илья Ильин пишет:
"Специфическое видение мира как хаоса, лишенного причинно-следственных связей и ценностных ориентиров, "мира децентрированного", предстающего сознанию лишь в виде иерархически неупорядоченных фрагментов, и получило определение "постмодернистской чувствительности" как ключевого понятия постмодернизма."

"Децентрализация мира", разрушение причинно-следственных связей - разве это не ключевое понятие дзэна ? Именно поэтому на вопрос "Почему Бодхидхарма пришёл с Запада ?" мастер отвечает "Три фунта льна". Именно поэтому Джошу отвечает "МУ".
Однако на этом сходство "постмодернистской чувствительности" и "дзэнской чувствительности" заканчивается.
Дзэн не имеет ничего общего с "иерархически неупорядоченными фрагментами" - напротив, дзэн - этот изм всех измов - стремится рассмотривать мир как единое и неделимое целое. А теперь обратимся к Хофштадтеру:

"Назовём то, к чему стремится дзэн, измом. Изм - это антифилософия, способ существования без мышления. Мастерами изма являются камни, деревья, моллюски. Существам же, стоящим на более высокой ступени развития, приходится за это бороться; при этом они никогда не достигнут полного изма.
Сущность дзэна - и изма - в том, чтобы подавить восприятие, подавить логическое, словесное, дуалистичное мышление. Это и есть режим U - Ультра. Не Интеллектуальный, не Механический, а просто "Ультра". Джошу действовал по способу U; поэтому его МУ "развопросило" вопрос.
Дзэн - это холизм, доведённый до логической крайности. Если холизм утверждает, что вещи могут быть поняты только как целое, а не как сумма их частей, то дзэн идёт ещё дальше, утверждая, что мир вообще не может быть разделён на части. Делить мир на части - это создавать иллюзии и терять возможность Просветления."

Итак, изм, как называет его Хофштадтер - это способ существования без мышления. Освободить свой ум от груза мыслей, очистить мозг, забыть предыдущий опыт, избавиться от своего эго (вспомните yugen и myo!) - вот шаги на пути к пониманию дзэна.
И здесь в самый раз придётся коан, который говорит о "Первом Принципе" - возможно, именно о первом принципе дзэна; коан, который вернёт нас в русло разговора о японском искусстве и о ваби-саби:
Если придти в храм Обаку, что в Киото, можно увидеть вырезанные на воротах слова "Первый Принцип". Иероглифы необычно большие, и те, кто знает толк в каллиграфии, почитают эту надпись за настоящий шедевр. Эти слова были написаны Косеном двести лет назад.
Мастер написал их на бумаге, а потом они были вырезаны на дереве. Когда Косен принялся за работу с ним был его ученик, который помогал ему готовить чернила для каллиграфии. Этот ученик не упускал случая покритиковать мастера.
- Это никуда не годится, - сказал он Косену после первой попытки.
- А как насчёт этого ?
- Плохо. Ещё хуже. - сказал ученик.
Косен терпеливо исписывал лист за листом, пока не собралось 84 "Первых Принципа". И ни одна из проб не была одобрена учеником.
В какой-то момент молодой человек вышел из комнаты, и Косен подумал: "Вот мой шанс избежать его придирчивого глаза". Он в спешке написал слова "Первый Принцип", не задумываясь над тем, что он делает.
- Шедевр, - провозгласил вернувшийся ученик.




Эпилог

в котором читатель знакомится с ещё одним принципом, а также получает возможность помедитировать в одиночестве


Программист Чак Мур создал язык программирования Forth для того, чтобы управлять телескопами. Однако язык оказался так хорош, что постепенно все забыли о его первоначальном предназначении, и стали использовать Forth для разных других интересных дел.
Движущая сила и философия Forth'а - простота. Энтузиасты Forth'а (которые в чём-то напоминают сектантов) сравнивают этот язык с дзэном. Дзэн (как и ваби-саби) - это синоним простоты, чистоты, лёгкости, мудрости и просветления. Таков и Forth в понимании его последователей. Удаётся ли им достичь просветления в процессе программирования на Forth'е нам неизвестно, но известно то, что сам Чак Мур всю жизнь руководствовался принципом, названным им "Основным Принципом", который звучит так:

Keep it simple!


Если это не один из принципов дзэна, то что же ?

В заключение, исключительно в качестве упражнения для медитации, приведём программу на Forth'е, которую написал один из "сектантов" - Лео Вонг. Программа эта играет в игру, придуманную знаменитым математиком Джоном Конуэем, под названием "Жизнь". По-моему, это именно то, что нужно для завершения разговора о дзэне.
Subscribe

  • Butterfly Quest

    Последние три месяца я работал над новым квестом. В отличие от всех предыдущих, этот — не просто набор случайных, ничем между собой не связанных…

  • (no subject)

    Зачем-то прослушал «Трудно быть богом». Последний раз читал её в школе. Лишний раз убедился, как же всё-таки быстро эта так называемая литература…

  • (no subject)

    Не могу себе простить, что не успел сфотографировать, но хотя бы запишу по свежим следам, чтоб не пропало. Несётся по улице открытый автомобиль…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments

  • Butterfly Quest

    Последние три месяца я работал над новым квестом. В отличие от всех предыдущих, этот — не просто набор случайных, ничем между собой не связанных…

  • (no subject)

    Зачем-то прослушал «Трудно быть богом». Последний раз читал её в школе. Лишний раз убедился, как же всё-таки быстро эта так называемая литература…

  • (no subject)

    Не могу себе простить, что не успел сфотографировать, но хотя бы запишу по свежим следам, чтоб не пропало. Несётся по улице открытый автомобиль…